Главная страница Написать письмо

 

Этнографические сведения

 


 

«Вербный базар» выставка-ярмарка изделий
20.04.2016



На выставке будут представлены авторские изделия художников творческого объединения «Чукотская ярмарка мастеров», а также пасхальные подарки и сувениры, предлагаемые в Церковной лавке Свято-Троицкого Кафедрального Собора...
 

 

Коренное население

Коренные народы Чукотского автономного округа: чукчи, эскимосы, коряки и кереки, эвены (ламуты), чуванцы и юкагиры - насчитывают 15621 чел. (здесь и далее — статистические данные переписи населения 2002 г.).

В палеоазиатскую группу народов входят чукчи, коряки, кереки и ительмены. Они являются потомками древнейшего населения северо-востока Азии, этногенетический центр которого располагался на северном побережье Охотского моря, согласно одной из научных гипотез. Эскимосы и алеуты некогда составляли единую группу, называемую эскоалеутами. Юкагиры – один из древних этносов северо-востока Азии, представляющих уральскую группу народов. Они были расселены на территории западной части Чукотки и современной Республики Саха (Якутия). Одна из групп юкагиров – анаулы – была истреблена отрядом С. Дежнева в XVII в.  Эвены относятся к тунгусо-манчжурской группе народов, прародиной которых была Северная Манчжурия. На территории Чукотки они появились в XIX в.

Самый многочисленный из коренных народов Чукотки – чукчи (12622 чел.). Говорят на чукотском и русском языках. Расселены по всей территории Чукотского автономного округа. Эскимосы (1534 чел.) проживают в основном в населенных пунктах, находящихся в Иультинском, Провиденском и Чукотском районах. Основные языки – эскимосский, чукотский и русский. Кереки (3 чел.) живут в селах бывшего Беринговского района, говорят на чукотском и русском языках. Коряки (55 чел.) преимущественно живут в Анадырском районе, их языки общения – корякский, чукотский, русский. Эвены (1407 чел.) проживают в Анадырском и Билибинском районах; эвенским языком владеют в основном люди пожилого возраста. Чуванцы (юкагиры) проживают в Анадырском районе, языками общения являются чукотский и русский.

Традиционные занятия

Традиционные занятия коренных народов Чукотки – оленеводство, морской зверобойный промысел, а также охота, рыболовство. Основными хозяйственно-культурными типами, определявшими весь традиционный уклад жизни, были оленеводство и морской зверобойный промысел. Четкое разделение хозяйственно-культурных типов этнических групп при поддержании устойчивых обменных отношений между группами стало ключевым звеном в системе эффективного приспособления к суровым и изменчивым условиям арктического климата.

Морской зверобойный промысел был и остается хозяйственной специализацией эскимосов, приморских чукчей, оседлых коряков. Объектом их охоты были тюлени (нерпа, лахтак, ларга), моржи и киты. Этот промысел обеспечивал население приморских районов продуктами питания, а также средствами для изготовления байдар и орудий охоты, одежды и жилищ. Жир морских животных использовался в пищу, а также для отопления и освещения жилищ. Шкуры морского зверя служили предметом обмена с оленеводами.

На тюленей до появления огнестрельного оружия охотились с гарпуном или сетью в зависимости от сезона. Зимой, охотясь на нерпу на льду (у проруби или у кромки ледяного припая), использовали короткие гарпуны и сети, летом - исключительно гарпуны или огнестрельное оружие. Однако летняя охота на тюленя была не столь актуальна, т. к. осторожные животные не подпускают близко лодки, кроме того, убитый тюлень быстро тонет.

Очень интересным был способ охоты на тюленя весной, когда животные выходят на лед погреться на солнце. Вот как описывает этот способ В. Г. Тан-Богораз: «На голову надевается специальная шапка, имитирующая тюленью морду, две черные круглые нашивки на ней изображают глаза тюленя. На левый локоть и колено (…) надеваются четырехугольные куски шкуры белого медведя для предотвращения трения и для предохранения от сырости, от тающего снега. Подняв левую руку с куском белой шкуры на локте, ею закрываются как ширмой, скрывающей охотника от жертвы. Как только добыча замечена, охотник подползает к ней с подветренной стороны…, подражая движениям тюленя, время от времени скребет снег деревянным скребком с привязанной к нему тюленьей лапой (…), постепенно приближаясь, охотник подползает так близко, что может бросить гарпун в тюленя».

Наибольшее значение имел промысел моржей. В осенне-летний период моржей добывали на лежбищах с помощью копий. На китов, а также на плавающих моржей охотились при помощи гарпуна, снабженного поплавками из тюленьих шкур и подвижными поворотными наконечниками.

На открытой воде с вельбота моржей добывают весной (май-июнь) и осенью в сентябре во время сезонных миграций стад. Причем с начала XX века эта охота ведется исключительно огнестрельным оружием. Критическим временем промысла моржей стали 70-80-е годы XIX века, когда в связи с высоким спросом моржи истреблялись в огромных количествах. Это привело к полному уничтожению некоторых моржовых лежбищ, особенно к югу от устья реки Анадырь, что послужило причиной вымирания целого народа – кереков.

Охота на кита велась осенью, приблизительно с середины ноября, когда киты из Северного Ледовитого океана мигрировали на юг. Для охоты на кита практически не использовалось огнестрельное оружие, промысел велся большими гарпунами с массивными наконечниками и длинными линями, к которым  в нескольких местах крепились связки по три-четыре поплавка. Зверобоев интересовали преимущественно гренландские киты, причем порода кита узнавалась по виду фонтана, выбрасываемого животным. Один добытый кит обеспечивал на зиму целое селение мясом и жиром, а часть продукции (ус и жир) шла в обмен на другие товары.

Если кита добывали далеко в море, то подтягивать его к берегу приходилось иногда сутки, а то и двое. На берегу тушу кита привязывали к столбам из китовых челюстей и начинали его разделывать всем поселением. Мужчины и женщины, дети и старики трудились без остановки, пока от туши не оставался скелет. Мясо складировали в ямы, специально устроенные для его хранения вблизи жилищ.

Основным средством передвижения приморских жителей была байдара (как весельная, так и парусная), каркас которой изготавливался из дерева и обтягивался моржовой шкурой. С конца XIX века в морском зверобойном промысле используются вельботы, которые до сих пор не вытеснили из обихода байдары, т. к. последние более удобны при высадке на берег во время прибоя, плавания по мелководью и т.д.

Основу производственного коллектива морских охотников составляла байдарная артель во главе с хозяином байдары. На китовый промысел обычно выходило несколько байдар.

Оленеводство составляет основное занятие этнических групп, традиционно населяющих континентальные районы Чукотки (чукчи, коряки, чуванцы, а также эвены). Особенностью чукотско-корякского оленеводства являются крупные стада оленей, в отличие от мелкостадного - у эвенов. Чукчи вырастили особую породу оленя – харгин, отличающуюся мясопродуктивным направлением.

Основным занятием жителей континентальных районов была охота на дикого оленя, в первую очередь в местах сезонных переправ стад через реки. Появление многочисленных оленьих стад у чукчей ученые относят к I тысячелетию н.э., по одной из гипотез.

Оленеводческое хозяйство носит кочевой характер. Оленье стадо не может долго оставаться на одном месте ни зимой, ни летом. Зимой олени быстро утаптывают пастбище, что делает дальнейшую добычу корма затруднительным. Весной пастухи стараются быстрее пригнать стада к богатым прибрежным пастбищам, но и там олени постоянно передвигаются, подбирая подветренные места, чтобы не докучал гнус. Как писал известный этнограф В. Г. Тан-Богораз, «стадо не стоит на одном месте даже короткое время… Олени, находящиеся по краям стада, продолжают быстро двигаться вокруг него… образуя как бы танец… Если пастухов слишком мало для охраны стада, они не имеют времени на сон иногда по два и по три дня подряд…»

Даже зимой стойбища находились на одном месте лишь несколько дней, т.к. помимо проблемы пастбища необходимо было обеспечивать людей топливом.

Стойбище готовилось к перекочевке несколько часов при большом напряжении сил всех его жителей, исключая стариков и совсем маленьких детей. Среднее стойбище в 3-4 яранги имело для перекочевки 70-100 нарт.

Основными продуктами оленеводства являются мясо и шкуры. Орудием труда оленевода был и остается до сих пор аркан (чук.- чаат). Чаат плетут из ремней, вырезанных из шкуры ластоногих (тюлень, морж) и тщательно смазывают жиром для придания эластичности. За хороший чаат в старые времена можно было получить жирного убойного быка или упряжного оленя.

Средством передвижения оленеводов является нарта, запряженная упряжкой из двух оленей. Хороший ездовой олень может преодолеть в день до 200  км по неглубокому мягкому снегу.

В целом оленеводческое хозяйство обеспечивало тундровым жителям более стабильное существование, нежели хозяйство морзверобойного типа. В XIX веке, когда в прибрежных стойбищах и русских поселениях начинался голод, богатые оленеводы забивали оленей для безвозмездной помощи соседям.

Со второй половины XIX века в связи с распространением среди коренного населения Чукотки огнестрельного оружия и деятельностью торговцев важное место в хозяйстве, особенно на морском побережье, стала занимать охота на пушного зверя.

Подсобными промыслами были охота на горного барана и птиц, а также рыбная ловля.

Жилище

До XIX века традиционное жилище коренного населения Чукотки заметно различалось в зависимости от хозяйственно-культурного типа той или иной этнической группы.

Азиатские народы, в отличие от эскимосов Аляски, не знали жилища из снега. До начала XIX века зимнее жилище морских зверобоев представляло собой полуземлянку с основным входом сверху через дымовое отверстие.

Летние жилища морских зверобоев были сходны с жилищами оленеводов, и с XIX века этот оленеводческий тип вытеснил полуподземные жилища. Повсеместное распространение получила яранга – легко разбираемое и собираемое сооружение, удобное для транспортировки, имеющее обтекаемую форму, что делает его надежным убежищем в любую погоду.

Каркас чукотской яранги составляют короткие жерди, образующие треноги и располагающиеся по кругу. Коническая верхняя часть состоит из жердей, опирающихся на перекладины между треногами; в центре – три массивные жерди. Покрышки для яранги изготавливались из стриженой оленьей шкуры или из шкур моржа (у прибрежных жителей).

Внутри яранги помещались меховые пологи, освещаемые и отапливаемые жирниками. В зависимости от размеров яранги пологов было два и более. В них находились постоянно обитатели яранги, хорошо защищенные от суровых морозов. В пологе площадью 5-8 кв. м могла поместиться семья из 5-6 человек. Здесь ели, спали, сушили одежду. Никакой мебели ни в пологе, ни в самой яранге не было. Единственным обязательным предметом полога был жирник с подставкой, который давал тепло и свет.

Как правило, пологом пользовались только ночью, днем все обитатели яранги, включая грудных младенцев, находились в холодной части яранги или на улице.

В центре яранги размещается очаг, обложенный крупными камнями. Домашняя утварь состояла из каменного молота и каменной плиты для дробления костей и размельчения мерзлого мяса, каменных скребков для выделывания кожи и шкур, костяных лопат, костяных мотыг для добывания съедобных корней. Немногочисленной была и посуда: медный котел, в котором варилось мясо, и чайник - обязательные принадлежности каждой семьи; одно или несколько продолговатых деревянных блюд.

Жилища эвенов и юкагиров назывались по-разному: чум, юрта, яранга -  и были значительно меньшего размера. Пологи в них изготавливались из материи и служили лишь спальными местами. Кроме того, эвены и юкагиры использовали разные типы временных жилищ из жердей, ветвей деревьев, коры и плавника.

Одежда

Разнообразие одежды народов Чукотки тесно связано с хозяйственно-культурным укладом и этнической принадлежностью.

Одежда чукчей и эскимосов – это две меховые рубашки (одна шерстью наружу, другая шерстью внутрь), штаны мехом внутрь, меховая кухлянка глухого покроя, поверх которой может надеваться кухлянка–парка из тонкой замши - ровдуги или камлейка, сшитая из ткани. В качестве верхней одежды морскими охотниками использовались дождевики из кишок моржа. Головные уборы, разнообразные у чукчей и коряков, у эскимосов были редкостью.

Традиционная женская одежда чукчей, эскимосов и коряков – меховой комбинезон (чук. - керкер). Детская одежда также имела вид мехового комбинезона с зашитыми рукавами.

Одежда эвенов и юкагиров отличается, прежде всего, типом кроя. Нижняя одежда – рубаха из ровдуги или оленьей шкуры мехом внутрь. Верхняя одежда, как летняя, так и зимняя, – распашной кафтан (летом из ровдуги, зимой из летней оленьей шкуры с коротким ворсом). Характерная особенность мужской и женской одежды – нарядный передник из ровдуги, кожи или меха, украшенный меховой мозаикой, оленьим волосом, бисером и металлическими подвесками.

Мифология

Мифология коренных народов Чукотки является отражением его религиозных представлений. 

По представлениям чукчей и эскимосов, окружающий мир наполнен благожелательными к человеку существами и злыми духами.

Чукчи, например, верили, что Солнце – это доброе существо. Его представляли в виде человека в блестящих одеждах. Луна – тоже человек, но прямо противоположного свойства, его называли солнцем злых духов (келе). Благожелательными также, помимо звезд и созвездий, считались существа, не имевшие строго определенной формы, но четко обозначенные в чукотском языке как Творец, Дающий жизнь, Дающий удачу и др. Всем им приносились жертвы, у всех искали помощи и защиты.

В эскимосской мифологии одухотворены животные, являющиеся объектами морской охоты. Так, самый яркий эскимосский миф - «Кит, женщиной рожденный». В отличие от оленеводов, также одухотворявших животных, но не поклонявшихся им, морские охотники отождествляли с добрыми духами промысловых животных и птиц, приносили им жертвы, устраивали в их честь праздники. Добыча зверя не считалась его убийством, он сам приходил к человеку в гости, только привести его надо было при помощи гарпуна или копья.

Имелось объяснение в мифологии и природным явлениям: северное сияние – это души умерших детей, играющие на небе в мяч. Дождь – это слезы душ умерших, переселившихся на небо. Ветер – сердитое дыхание хозяина жизни.

Посредником между духами и людьми являлся шаман - человек, который имел двойника или помощника в виде доброго духа. Шаманы могли изгнать болезнь, вернуть домой потерявшихся в тундре или унесенных на льдине охотников, установить хорошую погоду, вызвать зверей во время неудачной охоты.

Вместе с тем, каждая семья имела собственные средства защиты от злых духов, как общие, так и индивидуальные. К индивидуальным амулетам относились разнообразные предметы: от костяных или деревянных изображений людей или животных до цветных бусинок, которые одновременно являлись и предметами украшения.

Семейными оберегами являлись связки амулетов, куда включались, помимо зоо- и антропоморфных фигурок, части животных или других предметов. К числу семейных покровителей относились также прибор для добывания огня и бубен.

Воплощением мифологических представлений является фольклор коренных народов. Чукчи и эскимосы верили в то, что животные живут, как люди, они могут вступать в отношения с людьми, враждовать с ними или любить. Особенно это относилось к объектам постоянного промысла: киту, косатке, моржу, белому медведю.

Самым красивым в этом отношении считается древний миф о том, как кит становится мужем отвергнутой, нелюбимой дочери, и она рождает от него сына, который в свою очередь становится героем других мифов и родоначальником целого племени. В древних преданиях «китовые люди» живут рядом с людьми, как соседи. В более поздних мифах – это народ, живущий глубоко в море, и к ним попадает человек, нырнувший в море или утонувший.

Существовали и другие священные животные: ворон, паук, волк. Ворона и паука считали воплощением древности и мудрости, их ни в коем случае нельзя было убивать. В сказках ворон дает умные советы, а паук и волк – это спасители и покровители людей, попавших в беду.

Праздники

У оленеводов и морских охотников каждому сезону хозяйственной деятельности соответствовал особый праздник. Главной целью праздников было привлечение добрых духов для обеспечения благополучия, поэтому обязательным их элементов было жертвоприношение.

Оленные чукчи проводили несколько таких праздников: убой молодых оленей в августе, установка зимнего жилища (кормление созвездия Пегыттин – звезда Альтаир и Таразед из созвездия Орла), разбивка стад весной (отделение важенок от молодых быков), праздник рогов (Кильвей) весной после отела важенок, жертвоприношения огню и др. Один или два раза в год каждая семья справляла праздник Благодарения.

Праздники морских охотников также были связаны с производственной деятельностью и начинались с жертвоприношений в знак благодарности за успешную охоту. Наиболее важными среди них были Праздник кита, Первый спуск байдары на лед, Праздник моржа.

Все праздники сопровождались состязаниями в беге, в борьбе, стрельбе, в подпрыгивании на шкуре моржа, в гонках на собаках и т.п.

Танцы

Особое место в праздниках занимали танцы, особенно в эскимосских обрядах. Эскимосский танец – это, скорее всего, театрализованное представление картин охоты, трудового процесса, повадок животных и птиц и т. п. Широкое распространение получили такие танцы, как «Танец ворона», «Охота на кита». Все танцы исполняются под аккомпанемент бубна и ритмические песни.

Несмотря на обрядовые элементы (обращение к солнцу, задабривание добрых духов и проч.), эскимосские танцы не были атрибутами обрядовых представлений. Исторически они возникли как произведения народного искусства: танцами и играми кончались торги, мирные договоры, другие выдающиеся события.

Пища

Обычная пища коренных жителей Чукотки – это мясо: оленье – у чукчей, юкагиров и эвенов; тюленье и китообразных – у морских охотников. Однако уже в давние времена практиковался широкий обмен продуктами питания между тундровыми и приморскими жителями, что отражено в мифах и преданиях. Употребляют мясо преимущественно в вареном виде. В пищу, помимо мяса, шли также кровь и внутренности оленя.

В подготовке пищи большую роль играли листья и кора молодых побегов полярной ивы, дикий лук, несколько видов щавеля, ягоды, морская капуста. Употреблялись также моллюски.

У народов Чукотки большое распространение имела квашеная и вяленая пища (мясо и рыба). Употребляется и сырое мороженое мясо. Печенка, почки, сердце, хрящи, глаза, костный мозг используются в сыром виде сразу после забоя животного. Кровь оленя добавляется в густой бульон, ее сберегают в больших мешках для замораживания зимой или брожения летом.

Мясо сохраняется в особых мясных ямах, рядом с жилищем.

Наибольшие различия в традиционной кухне народов Чукотки выражаются в отношении к рыбе. Если для юкагиров и ламутов – это один из основных продуктов питания, то чукчи и эскимосы используют ее редко.

Традиционная пища

  • Прэрэм (чук.) – хорошо проваренное оленье мясо мелко рубят, смешивают с топленым салом. Когда масса начинает густеть, ей придают округлую форму и замораживают. Прэрэм – хороший гостинец при посещении соседей, особенно морских охотников.
  • Виллевыт (чук.) – квашеные головы рыб. Кожаный мешок или сосуд с плотной крышкой выстилают сочной травой, на которую складывают рыбьи головы. Мешок закапывают в землю. Через 5-6 дней головы готовы к употреблению.
  • Нанувъе-э’легйит (чук.) – вывернутые наизнанку сушеные оленьи кишки. Их поджаривают на огне и используют как приправу к жидким горячим блюдам.
  • Мылк’опат (чук.) – бульон из молодых листьев щавеля, приправленный нанувъе, заливают небольшим количеством сгустившейся оленьей крови и варят на слабом огне.
  • Вилк’итын (чук.) – квашеное оленье мясо. Готовят из мяса взрослых оленей, забитых в конце лета. Мясо плотно укладывают в кожаные мешки и хранят в темном прохладном месте. Готово к употреблению к зиме, к заморозкам. Зимой вилк’итын едят как строганину или варят.
  • Кыкватъол (чук.) – сушеное мясо. Используется грудная, окорочная и подлопаточная части туши оленя.
  • Тэвъэл (чук.) – сушеная рыба (юкола). Филе рыбы отделяют от костей, сохраняя кожу. На филе делают надрезы для быстрой просушки.
  • Вилмуллымул (чук.) - копыта, панты и губы оленя хорошо прожаривают на открытом огне. Очищают от золы и складывают в посуду с холодной водой на 3-4 дня для удаления горького привкуса. Кипятят на слабом огне до смягчения, добавляют печень, почки и свежую кровь оленя, закладывают в кожаный мешок и плотно завязывают. Блюдо готово к употреблению через несколько месяцев.
  • К’опальгын – кымгыт (чук.) – рулет из моржового мяса со шкурой. Из спинной и боковой части туши моржа вырезается квадрат кожи вместе с мясом. На мясо выкладываются печень, очищенные кишки, легкие, почки. Рулет заворачивается и сшивается. Хранят в прохладном месте, предохраняя от чрезмерного закисания. Употребляют в пищу зимой в мороженом виде.
  • Емрат (чук.) – кора молодых побегов полярной ивы. Кору отбивают молотком от стержня ветки, мелко крошат вместе с мороженой оленьей печенью или кровью. Блюдо сладковато и приятно на вкус.
  • Вильъегыт (чук.) – квашеные ласты морских животных. Ласты тюленя (нерпы, лахтака) или моржа, завернутые в траву, держат плотно завязанными в кожаном мешке. В летнее время блюдо готово через 3-4 дня (верхний кожаный покров должен легко отделяться). Блюдо считается большим деликатесом.
  • Ман’так’ (эск.) - свежее китовое сало со слоем хрящевидной кожи.
  • Пылъюмых’так’ (эск.) – смесь кислых трав с жиром. Травы заквашиваются в сосуде, затем смешиваются с тюленьим жиром и замораживаются.
  • Сик’лъюг’ик’ак’ (эск.) – мелко нарубленное тюленье мясо с заквашенными листьями полярной ивы.
  • Кывик’ (эск.) - колбаса из оленьего мяса и жира.
  • Мыг’ак’ (эск.) - уха из наважьей икры.
  • Прара (эск.) – колобки из мелко нарубленного (толченого) вареного оленьего мяса и сала. Одно из любимых (праздничных) эскимосских блюд.
  • Слъывагак (эск.) – сырая рыбья икра, перетертая с жиром.
  • Хаша (юкагир.) – суп из оленьей крови. Свежую оленью кровь варят и взбивают.
  • Барча или порса (юкагир.) – вяленая рыба, порезанная на мелкие части и сваренная с рыбьим жиром.
  • Пельхи (юкагир.) – съедобные коренья.
  • Хултъ (эвен.) – зернистый порошок из сушеного и вяленого рыбного филе.

Основным напитком коренных народов, практически повсеместно, был и остается чай из растений. Пьют его очень крепким, не добавляя в него молока, сахара, сала или муки. Пьют чай в большом количестве три или четыре раза в день. В старину у чукчей он считался целительным средством, главным образом против простудных заболеваний. В XIX-ХХ вв. большим спросом пользовался плиточный чай.

     
 

© 2000–2017
Музейный центр «Наследие Чукотки»

Создание сайта —
Центр культуры и искусства «МедиаАртЛаб»

Наш адрес:

Музейный Центр «Наследие Чукотки»
г. Анадырь, ул. Ленина, д. 23
Тел. +7 (42722) 2-01-08; тел./факс: 2-27-31